8 (495) 988-61-60

Без выходных
Пн-Вск с 9-00 до 21-00

Автомобили 1930 годов


Роскошные дорогие автомобили 1930-х годов, которые опередили свое время

Трудно поверить, что скоро исполнится сто лет с тех пор, как сошли с конвейера эти невероятные, потрясающие, фантастические автомобили с необычным дизайном, который явно опередил свое время. Автомобильные достижения вековой давности европейских и американских инженеров смотрятся ещё более эпично и внушительно, если их сравнивать с потугами отечественной индустрии, не способной в начале двадцать первого века собрать такой автомобиль, как, к примеру, Corsair 1938-го года выпуска.

Красивые автомобили 30-х


Несмотря на Великую депрессию и тотальный коллапс мировой экономики, автопром продолжал бурное развитие, демонстрируя подчас сногсшибательные образцы дизайнерской и инженерной мысли. Миллионы простых рабочих по всему миру оказались на грани выживания, но передовые инженеры-дизайнеры не обращали внимания на голод и нищету, а также совершенно не страдали от кризиса идей.

Парадоксальным образом именно в 1930-е на свет появились сразу несколько удивительных автомобилей, чей дизайн на тот момент выглядел футуристическим шедевром, намного опередившим время. Далее десять самых ярких и красивых автомобилей 30-х :

Delahaye Type 165 Cabriolet, 1939


Delahaye Type 165 Cabriolet, 1939 года

В 1954-м французский автоконцерн, созданный Эмилем Делайе, прекратит существование, слившись с компанией Hotchkiss et Cie, однако до этого успеет представить публике свой, пожалуй, самый знаменитый и эффектный концепт-кар – Type 165 Cabriolet. Было выпущено всего пять таких красавцев и неизвестно, дожил ли кто-нибудь до наших дней.

Duesenberg model J Derham Tourster, 1931


Duesenberg model J Derham Tourster, 1931 года

Люксовая модель J американского автопроизводителя Duesenberg выпускалась в течение десяти лет c момента дебюта на автосалоне в Нью-Йорке 1 декабря 1928 до 1937, когда компания обанкротилась и распалась. К счастью, автошедевры сохранились в музеях, частных коллекциях или где-нибудь на дорогах - есть восемь экземпляров model J Derham Tourster.

Auburn B/T speedster, 1935


Auburn B/T speedster, 1935 года

Работа дизайнера Гордона Бурига считается одним из самых стильных и привлекательных авто в истории США. Как и многие другие участники данной коллекции красивых автомобилей 30-х, в конце десятилетия компания прекратила существование, не выдержав конкуренции с более доступными и простыми образчиками автомобильного производства.

Bugatti type 57sc, 1938


Bugatti type 57sc, 1938 года

А вот суперкомпания Жана Бугатти, погибшего в автокатастрофе 11 августа 1939-го, продолжает жить, работать и развиваться в нашем динамичном веке, пусть и в составе Volkswagen AG. Представители Вольфсбурга также большие профессионалы автодела, но таких потрясающих тачек они не собирали никогда. В 1939 на модели Бугатти 57sc гонщик Жан-Пьер Вимилль одержал победу в знаменитом чемпионате 24 часа Ле-Мана.

Daimler Double-six, 1932


Daimler Double-six, 1932 года

Не больше, не меньше, а дорожный Колосс – так называли в народе этот 12-цилиндровый британский автомобиль.

Talbot Lago t150 ss Figoni & Falaschi teardrop coupe, 1937


Talbot Lago t150 ss Figoni & Falaschi teardrop coupe, 1937 года

В 1930-х многие авто были созданы под впечатлением от художественного стиля Арт Деко, но франко-британский Talbot-Lago – самый яркий и блестящий пример подобного явления в автомобилестроении.

Mercedes-Benz 500k roadster, 1935


Mercedes-Benz 500k roadster, 1935 года

Нет такого списка лучших и красивейших авто, где бы ни фигурировал «мерс». У нас таких сразу два – родстер 1935-го, в чьем дизайне соединились красные и кремовые цвета корпуса и салона.

Mercedes-Benz ssk ‘Count Trossi’, 1930


Mercedes-Benz ssk Count Trossi, 1930 года

Его имя даже попало в название – Count Trossi. Дизайн был специально переделан под конкретного покупателя – знаменитого итальянского гонщика Карло Тросси, который получил в свое распоряжение, возможно, самый красивый автомобиль эпохи.

Alfa Romeo 8c 2900b, 1938


Alfa Romeo 8c 2900b, 1938 года

8C обозначает наличие восьми цилиндров, а также модель, которую автоконцерн «Альфа Ромео» представлял в качестве своего гоночного и спортивного флагмана 1930-х.

Phantom Corsair, 1938


Phantom Corsair, 1938 года

По сути, проект является провальным, ведь так и не добрался до массового производства, но в среде специалистов Phantom Corsair считается эталоном дизайнерской мысли и футуристического подхода к автоконструированию.

Ретро автомобили 1930—1933 гг

Атмосферу 30х годов прошлого века трудно представить без шикарных автомобилей. Тогда их еще было не много, они привлекали внимание, они были элементом образа, стильным дополнением. Ретро авто того времени продолжают радовать взгляд и сегодня.

1930 — 1931 Cadillac V16 452-452-A Roadster:

1930 — 1934 Maybach Zeppelin DS8 4-door Cabriolet:

1930 Duesenberg J 232 Arlington Sedan LWB:

1930 Lincoln K Dual Cowl Sport Phaeton:

1931 Pierce-Arrow Model 41 Convertible Victoria:

1932 Cadillac V12 370-A Phaeton:

1933 LaSalle Convertible Coupe:

1933 Ford V8 Station Wagon:

Советские автомобили довоенного периода (49 фото)

В продолжении поста о первых русских автомобилях, сегодня будем рассказывать об автомобилях довоенного периода.

Промбронь С 24/45 1923 год


Изготовлен из сохранившихся в Филях комплектующих Руссо-Балта. Число мест – 6; двигатель – четырехтактный, карбюраторный, число цилиндров – 4, рабочий объем – 4501 см3, степень сжатия – 4, мощность – 45 л. с. /33 кВт при 1800 об/мин; число передач – 4; главная передача – конические шестерни; размер шин – 880 120 мм; длина – 5040 мм; ширина – 1650 мм; высота – 1980 мм; база – 3200 мм; колея – 1365 мм; масса в снаряженном состоянии – 1850 кг; наибольшая скорость – 75 км/ч. Тираж – 10 шт.


АМО-Ф15Ш


Легковушка на шасси грузовика АМО Ф15. Число мест – 6; двигатель четырехтактный, карбюраторный, число цилиндров – 4, рабочий объем – 4396 см3, мощность – 35 л. с. при 1400 об/мин; число передач – 4; главная передача – конические шестерни; Длина – 4550 мм; ширина – 1760 мм; высота – 2250 мм; база – 3070 мм; колея – 1400 мм; масса в снаряженном состоянии – около 2100 кг; наибольшая скорость – 42 км/ч.


НАМИ-1 1927 год


Первым советским автомобилем большинство автоисториков традиционно считает грузовик АМО Ф-15, выпускавшийся на будущем ЗиСе, а потом и ЗиЛе с 1924 по 1931 год. Другие же исследователи автомотостарины считают первым советским автомобилем «Промбронь». Этот автомобиль некоторое время изготавливался на одноименном заводе в тогда еще подмосковных Филях на оборудовании для производства Руссо-Балта, вывезенном в 1915 году из прифронтовой Риги. Однако грузовик АМО Ф-15 был копией итальянского прототипа, а легковой представительский «Промбронь» был разработан до революции. Поэтому называть их чисто советскими автомобилями не совсем корректно. В этой связи на звание первого чисто советского автомобиля может претендовать лишь один образец автомобильной техники. Это автомобиль НАМИ-1, созданный в 1927 году конструктором Константином Андреевичем Шараповым.


ШАРАПОВ Константин АндреевичШАРАПОВ Константин Андреевич, 1899 г.р., русский, уроженец Москвы. Окончил Ломоносовский институт по автоделу. Кандидат технических наук, главный инженер МАТИ СССР, руководитель кафедры. Создатель первых советских малолитражных автомобилей НАМИ-1 с двигателем воздушного охлаждения и НАМИ-2.


Главный конструктор бюро легковых автомобилей НАТИ. двое детей. 23.04.1939 арестован в Москве. ОСО НКВД СССР осужден на 8 лет ИТЛ. Вины не признал. Отбывал на Колыме. Нач. цеха ковки чугуна на автозаводе в Кутаиси. 19.01.1949 арестован. 09.03.1949 ОСО МГБ СССР, протокол № 15, осужден на поселение в Туруханск, куда прибыл 26.06.1949. Переселен 11.10.1949 в Енисейский р-н КК. В феврале 1952 в ссылке в Енисейске. 02.12.1953 освобожден из ссылки, выехал в Москву. 04.11.1953 реабилитирован. Личное дело № 5944, арх. № Р-7872 в ИЦ УВД КК. Умер в 1979 году.


История этого автомобиля такова: в 1926 году студент Костя Шарапов приступил к написанию дипломного проекта. Однако тему его он выбрать никак не мог. В конце концов, остановился он на проекте сверхдешевого автомобиля, предназначенного для эксплуатации в советской глубинке. Дипломный проект научным руководителям настолько понравился, что Шарапова вне всякого конкурса приняли ведущим инженером в НАМИ, а дипломный проект было решено воплотить в металле. С помощью инженеров НАМИ Липгарта и Чарнко дипломный проект был переработан применительно к требованиям производства, и в 1927 московским заводом «Спартак», что до сих пор стоит на Пименовской (ныне – Краснопролетарской) улице в районе станции метро «Новослободская», был изготовлен первый образец автомобиля, названного по названию института НАМИ. Предполагая, что институт будет и в дальнейшем внедрять в производство всё новые автомобили, образец вскоре переименовали в НИМИ-1.
Технически автомобиль не просто предельно прост. Назвать его следовало бы даже не простым, а упрощенным. В качестве хребтовой рамы использовалась обыкновенная труба диаметром 235 мм. Сзади к ней крепилась независимая задняя подвеска, а спереди подвешивался двухцилиндровый двигатель с воздушным охлаждением и V-образным расположением цилиндров. Рабочий объем этого двигателя составлял 1160 куб. см, что делало его по тем временам супермалолитражным – тогдашние малолитражки Форд Т или Руссо-Балт К 12/20 имели в два раза больший рабочий объем. Двигатель этот был усеченным вариантом пятицилиндрового звездообразного авиационного мотор «Циррус». Такой двигатель применялся на авиетке АИР-1, появившейся в 1927 году. Поэтому-то единый для обоих поршней V-образный шатун был одет на одну единственную шейку коленвала. Диаметр каждого из цилиндров равнялся 84 миллиметрам, а ход поршня – 105 мм. При 2800 оборотах в минуту двигатель выдавал мощность в 22 л.с. Степень сжатия была предельно мала и составляла 4,5 единицы.
Это позволяло использовать самый низкосортный бензин, какой вообще мог бы испаряться в карбюраторе. Бензонасос в автомобиле отсутствовал, и топливо поступало из бака самотеком. Не было не только электростартера, но даже и аккумулятора – двигатель успешно запускался заводной ручкой. Приборной доски в автомобиле не было. Скорость измерялась на глазок, а число оборотов двигателя водитель определял на слух, благо громкий шипящий звук мотора это вполне позволял. Кстати, именно за этот шипящий звук автомобиль и прозвали «примусом». Что такое примус теперь, наверное, многие из вас представляют довольно слабо. Поэтому для тех наших читателей, кому не удалось застать веселые времена НЭПа, следует пояснить, что примус это бесфитильное нагревательное устройство, работающее на бензине, керосине или газе, действующее на принципе сжигания паров горючего в смеси с воздухом.
По своему устройству он напоминает паяльную лампу, но, в отличие от последней, пламя его горелки направлено вверх. Над самой его горелкой расположена кольцеобразная проволочная подставка, на которую можно ставить, чайник, кастрюлю или сковородку. Кроме того, примусом в те времена даже обогревали помещения, поскольку центрального отопления еще не было, а кубический аршин дров стоил дороже, чем ведро бензина. Сейчас его устройство покажется примитивным, но именно более дешевый примус вытеснил из обихода более совершенный самовар, в котором, кстати говоря, варили тогда не только чай, но и борщ.


Вернемся, однако же, к НАМИ-1. Багажник в автомобиле отсутствовал, и запасное колесо крепилось непосредственно к спинке заднего сиденья. А на подножке автомобиля был установлен инструментальный ящик. Поскольку автомобиль был предназначен для эксплуатации в СССР, ящик комплектовался массивным висячим замком. Дверей было только две: передняя слева, задняя справа. При правом расположении руля водителю для того, чтобы выйти приходилось сгонять с сиденья переднего пассажира. Вскоре изготовили еще пару экземпляров. Эти опытные образцы благополучно совершили пробег из Москвы в Севастополь и обратно.
Отсутствие дифференциала, независимая подвеска задних колес и большой дорожный просвет, равный 265 мм, обеспечили НАМИ-1 прекрасную проходимость по тогдашним дорогам, а ограниченное количество деталей и отсутствие сложных технических устройств способствовали тому, что автомобиль почти никогда не ломался – ломаться в нем было практически нечему. После успешного завершения пробега завод «Спартак» с января 1928 года приступил к серийному производству этих машин, которое продлилось три года. Всего за эти три года было изготовлено 412 автомобилей. В тесноте московских улиц, зачастую не имевших твердого покрытия, НАМИ-1 легко обгонял неповоротливые американские автомобили с двигателями большого объема. Он быстрее доставлял пассажира и легкий груз в любой конец города, с меньшим трудом преодолевая дорожные заторы. Кстати сказать, проблема московских пробок возникла отнюдь не в XXI столетии.
Проявляться она стала к середине 30-х годов. Именно тогда нэпманы, разбогатевшие на накопившемся за годы военного коммунизма отложенном спросе, начали в массовом порядке выписывать из-за границы через Внешпосылторг самые разнообразные автомобили. Вскоре улицы Москвы и Петрограда заполнились Роллс-Ройсами, Мерседесами, Испано-Сюизами и менее породистыми заграничными авточудесами. Среди всего этого автомобильного разнообразия сновали легковые и ломовые извозчики. При этом водители кобыл не признавали никаких правил уличного движения.
В ответ на хрюкающие из клизмоподобных клаксонов звуковые сигналы они изящно поливали шоферов изысканным многоэтажным матом. НИМИ-1 же, в отличие от всех этих Роллс-Ройсов, Мерседесов да Испано-Сюиз, считался машиной не буржуйской, а пролетарской. Извозчики принимали его за своего, и, услышав шипение «примуса», вежливо сторонились и уступали дорогу. В 1930 году, когда уже шло строительство будущего ГАЗа и велось переоборудование ЗиСа, 160 экземпляров, выпущенных за год, считалось уже недостаточным. Однако расширению производства мешала стесненность территории, расположенной в черте большого города.
Тогда инженеры завода предложили передать сборку автомобилей специализированному предприятию, которое получало бы шасси со «Спартака», а кузова – с другого завода. Этот проект обещал довести выпуск машин до 4,5 тысячи в год и снизить их себестоимость. Однако на подходе был лицензионный Форд, названный у нас ГАЗ-А, и правительство посчитало дальнейшее производство НАМИ-1 нецелесообразным. К настоящему времени сохранились два целых автомобиля НАМИ-1 и два шасси без кузовов. Один экземпляр и одно шасси представлены в экспозиции Политехнического музея, другой автомобиль НАМИ-1 хранится в музее нижегородского завода «Гидромаш», а второе шасси – в Техническом центре московской газеты «Авторевю».




НАТИ-2 1932 год


Число мест – 4; двигатель четырехтактный, карбюраторный, воздушного охлаждения. Число цилиндров – 4, рабочий объем – 1211 см3, степень сжатия – 4,5, мощность – 22 л. с. при 2800 об/мин; число передач – 3; главная передача – конические шестерни; длина – 3700 мм; ширина– 1490 мм; высота – 1590 мм; база – 2730 мм; колея – 1200 мм; масса в снаряженном состоянии – 750 кг; скорость – 75 км/ч Тираж – 5 шт.


ГАЗ-А 1932 год


Шестого декабря 1932 года, через одиннадцать месяцев после пуска Горьковского автомобильного завода, с его конвейера сошли первые легковые автомобили ГАЗ-А. Эти, очень простые и неприхотливые машины, быстро завоевали сердца водителей.


История этого автомобиля началась в заокеанском Детройте, когда Генри Форд, наконец понял, что его Форд Т безнадёжно устарел. Ещё недавно Форд полагал, что его Т простоит на конвейере не менее ста лет, пока человечество не изобретёт аккумуляторы, более ёмкие. чем бензобак его автомобиля. Тогда, в году примерно 2008, по прогнозам Форда человечество должно было перейти на электромобили. Однако действительность заставила Форда снять с конвейера модель Т и заменить ее моделью А.


Переходя к модели А, Форд решил, прежде всего, заменить двигатель – 23 лошадиных силы последнего Форда Т было для новых условий явно недостаточно. Однако новый двигатель представлял собой несколько увеличенный мотор прежней модели. Диаметр цилиндра расточили с 92,5 до 98,43 мм – растачивать дальше не давали межцентровые расстояния очень рационально спроектированного двигателя модели Т. Пришлось увеличивать ход поршня – со 101,6 мм до 107,95 мм, что повлекло за собой создание нового коленвала и новых шатунов. В результате рабочий объем дорос до 200,7 кубического дюйма (в метрических мерах - 3285 куб. см). Мощность же составила 40 лошадиных сил. в конструкции применили и множество прогрессивных решений. Например, вместо деревянных спиц в колесах стали устанавливать металлические, а вместо масляного сцепления – сухое однодисковое. Последнее исключило случаи наезда автомобиля на водителя.
Дело в том, что у Форда Т автомобиля была одна опасная черта характера – иногда из-за непрогретости масла сцепление включалось само по себе и водитель, заводивший автомобиль заводной ручкой, бывал задавлен собственным автомобилем. Поэтому в инструкции к Форду Т указывалось: «перед тем, как заводить автомобиль, включите заднюю передачу». Правда, с 1920 года, когда на Форд Т стали устанавливать электростартеры, надобность в этом пункте инструкции отпала, но переходя на модель А, Форд решил стартер и аккумулятор оставить лишь как опцию, чтобы уложиться в заданные 385 долларов.


Следуя той же производственно-маркетинговой схеме, что и с моделью Т, Форд сделал из легковушки Форд-А также и малотоннажный грузовик Форд-АА – точно также, как когда-то сделал из Форда Т Форд ТТ. Появилась даже трехосная модель Форд ААА, наследовавшая Форду ТТТ. Именно эта универсальная и хорошо унифицированная серия понравилась советскому руководству, и именно этот автомобиль, как достаточно простой, надежный и технологичный было решено сделать основной советской легковушкой. Тогдашнему Советскому Союзу, конечно, больше требовались грузовики. Поэтому, выпустив первую партию НАЗ-А к открытию завода, следующую подготовили только к 6 декабря, когда Нижний Новгород стал уже Горьким, а НАЗ стал уже ГАЗом.


Начнем, как всегда, с внешнего вида. ГАЗ-А выглядел как типичный автомобиль рубежа 20-х – 30-х годов ХХ века. Бампер автомобиля был изготовлен из двух упругих стальных полос. Никелированный радиатор был украшен первой эмблемой Горьковского завода – черным овалом с буквами «ГАЗ». Колеса с проволочными спицами без резьбовых ниппелей для регулировки натяжения – такой прочностью и надежностью обладала конструкция.


Чуть желтоватый цвет ветрового стекла говорит о том, что это триплекс — два слоя стекла с проложенным третьим — эластичной пленкой, некогда прозрачной, но от времни пожелтевшей. При ударе триплекс покрывался густым слоем трещин, но не рассыпался на отдельные кристаллики, как современные автостёкла. Перед ветровым стеклом торчит пробка бензобака. Он расположен на задней стенке моторного отсека: топливо поступало в карбюратор самотеком. Таким образом, отпадала необходимость в бензонасосе, в те годы еще очень несовершенном приборе. Бензобак на ГАЗ-А почти нависал над коленями водителя и пассажира. В нижней части бака находился краник, который водитель, уходя, перекрывал.
Краник частенько подтекал, что с точки зрения пожарной безопасности представляло серьезную угрозу. На черном эбонитовом руле рядом с кнопкой сигнала есть два рычажка. Один служит для управления вручную опережением зажигания (сегодня ату работу выполняет автомат), а другой —для установки постоянной подачи «газа». У спидометра нет привычной стрелки — в окошечке прибора передвигаются нанесенные на барабан цифры, указывающие скорость. Цифры на указателе бензина нанесены на шкалу, соединенную прямо с поплавком в бензобаке.


Чуть ниже крохотной круглой педали акселератора имелась опора для пятки правой ноги — продолговатая педаль появилась на автомобилях гораздо позже.


Если бы нам удалось разобрать всю машину до последнего ботика, мы увидели бы всего-навсего 21 подшипник качения (в современном автомобиле их около двухсот), из которых семь роликовые, причем ролики навиты из толстой стальной полосы. А вот подшипники коленчатого вала были подшипниками скольжения, причем не такими, как сейчас, с тонкостенными быстросменными биметаллическими вкладышами, которые служа* ВО—100 тыс. км. Материалом для них служил сплав, называемый баббитом, которым заливали «постель» подшипника прямо в блоке цилиндров или в шатуне. Чтобы подогнать поверхность такого подшипника к шейкам коленчатого вала, слой баббита шабрили. Но даже самая тщательная подгонка не спасала от того, что через 30—40 тыс. км пробега приходилось вновь заливать подшипники.


ГАЗ-3 - первый отечественный серийный легковой автомобиль с закрытым кузовомМногое в конструкции ГАЗ-А представляется в наши дни удивительным: ленточный ручной тормоз задних колес, отсутствие устройства для регулировки клапанов (при необходимости стержень клапана чуть-чуть спиливали), очень малая (4,2) степень сжатия, благодаря чему в жаркую погоду, когда условия для испарения жидкости благоприятны, двигатель мог работать даже на керосина.


Для подвески колес служили две поперечные рессоры, причем задняя имела необычную форму сильно растянутой «письменной» буквы Л. ГАЗ-А выпускался преимущественно с открытым пятиместным четырех дверным кузовом типа «фаэтон». На случай непогоды можно было поднять брезентовый тент и пристегнуть над дверьми брезентовые боковины с целлулоидными оконцами. В 1934 году была вылущена опытная партия машин, оборудованных закрытыми кузовами типа «седан». Сборка на конвейере таких кузовов, в которых требовалась взаимная подгонка многих сложных по форме, а главное, легко деформирующихся деталей, шла очень медленно, и от них отказались. Но спрос на закрытые легковые машины существовал, чтобы его удовлетворить, московский завод «Арсмкуз» стал монтировать на шасси ГАЗ-А закрытые четырехдверные кузова для московских такси.


С 1934 по 1937 год Горьковский автозавод выпускал пикапы ГАЗ-4 (показан на фото слева). На них использовалась двухместная кабина от грузовика ГАЗ-АА, за которой располагался металлический кузов на 0,5 т груза. В задней стенке кузова (для погрузки почты, продуктов, мелких партий промышленных товаров) была сделана дверца. Поэтому запасное колесо перекочевало в карман переднего левого крыла. Кстати, почтовые «пикапы» ГАЗ-4 встречались на улицах Москвы даже в конце сороковых годов.Надо сказать, что шасси ГАЗ-А использовалось не только для «пикапов» или такси. На нем монтировались кузова броневиков Д-8, которые шли на вооружение частей Красной Армии.Автомобиль ГАЗ-А выпускался с 1932 по 1936 год на Горьковском автомобильном заводе, а с 1933 по 1935 год, кроме того, и на заводе КИМ в тогда еще подмосковных Текстильщиках, где после войны на трофейном оборудовании будут выпускать 400-й «Москвич». Всего было выпущено 41 917 автомобилей, но уже в 1934 году на конвейере ГАЗ-А стали замещать знаменитой «эмкой» ГАЗ-М1.


Л-1 1933 год


Число мест – 7. Длина – 5,3 м. Двигатель 8-цилиндровый, рабочий объём 5750 см3, мощность – 105 л.с. при 2900 об/мин. Скорость 115 км/ч. Тираж – 6 шт.


ГАЗ-М1 1936 год


Этот автомобиль был самым массовым советским автомобилем середины ХХ века. 62888 экземпляров, выпущенных на Горьковском автозаводе имени Молотова, заполонили в 30-е-40-е годы всю страну, и сделали этот автомобиль одним из символов победившего социализма, ведь именно с объявлением о том, что социализм в СССР построен, совпало появление в стране этого автомобиля. Вы уже, наверное поняли, что речь идёт о машине ГАЗ М1, прозванной в народе «Эмкой».


Несмотря на то, что строился этот автомобиль в стране победившего социализма, корни его были самыми буржуазными. Большинством автоисториков и абсолютным большинством автожурналистов считается, что прототипом этого автомобиля был американский Ford B модификации F40.


Советский автопром 30-х: отсталый и передовой

 Обычно, когда говорят о наших машинах, впадают в крайности. Одни пишут, что «все наше украдено на Западе», а другие соловьями заливаются о «не имеющих аналогов в мире» разработках советских ученых. На самом деле, оба мнения правдивы лишь отчасти.

Перефразируя профессора Преображенского, хочется посоветовать поменьше читать комментарии в социальных сетях и на форумах. «Ну не умеют наши делать автомобили!» — если бы за каждый раз, когда я видел этот тезис в различных интерпретациях, мне давали по рублю, я бы давно купил весь Интернет.

Вопрос «прогрессивности» автопрома – очень сложный. В нашей недавней статье о разных налоговых системах в Европе мы уже доказывали, что умение делать хорошие, по мнению потребителя, автомобили зависит не от мифических национальных предрасположенностей, а от вполне конкретных экономических реалий. Хотя в целом в СССР они оставались постоянными (командная экономика, отсутствие конкуренции, военная ориентация промышленности), но «лицо» отечественного автопрома в разные эпохи сильно отличалось.

Чтобы понять, насколько наши автомобили были «в тренде», мы разделили отечественную историю на десятилетия и сравнили наши машины с иномарками в отдельных классах. Сегодня мы начнем с 30-х годов.

Ранние массовые автомобили: ГАЗ-А против Ford Model A


Подражая легендарному Капитану Очевидность, напомню, что автомобиль – это чертовски сложный с технической точки зрения агрегат. Если делать его «с нуля», придется потратить годы на разработку моторов со сложной системой питания, испытать десятки конфигураций подвесок и вариантов передаточных соотношений трансмиссии. Советскому государству собственные автомобили нужны были здесь и сейчас. Всем было понятно, что шаткий мир между государствами, установившийся в 20-30-е годы, продержится недолго, и требовалось импортозамещение. Тогдашнее руководство приняло единственно возможное здравое решение: закупить автомобиль «под ключ» на Западе (пока это возможно) и параллельно развивать инженерную школу.

На фото выше представлен автомобиль Газ А


Хотя с Третьим Рейхом в ту пору СССР состоял во вполне дружеских отношениях, пример решили взять с американцев. Может быть, сыграли роль субъективные предпочтения вождя, а может быть, заокеанские коммерсанты шли на контакт охотнее европейских – теперь уже сложно сказать определенно. Итак, в 1929 году советское правительство покупает у Ford Motor Company все оборудование и технологии для лицензионного выпуска Ford Model A под названием ГАЗ-А. Кстати, если вы любите на досуге посмеяться над китайцами с их забавным переосмыслением чужих названий и логотипов, взгляните-ка на эмблему ГАЗ 30-х годов и сравните ее с «голубым овалом» Форда. Отличий от оригинала у советской копии было минимум, и все сводились к упрощению внешнего декора. Что до технологической части, то тут наши конструкторы пока что ничего не могли противопоставить американским.


Более трех лет потребовалось, чтобы установить и отладить оборудование для сборки ГАЗ-А – к концу 1932 года, когда серийные машины отправились на улицы советских городов, американский «прародитель» уже год как был снят с производства. То есть, первенец ГАЗа был слегка устаревший, но не настолько, как, скажем, Daewoo Nexia по сравнению с Opel Kadett… Любопытно сравнить тиражи: Ford Model A был выпущен в количестве 4,8 миллионов экземпляров, тогда как «ГАЗов» собрали лишь немногим более 40 тысяч штук. Разница – более чем в 100 раз, что красноречиво говорит о разнице в уровне жизни.

Поздние массовые автомобили: М-1 против Ford Model B


Сразу оговоримся, что мы используем здесь историческое название «Эмки», бывшее в ходу в 30-е годы, когда товарищ Молотов, давший машине литеру «М» в честь себя любимого, был председателем Совнаркома (главой исполнительной власти, по сути – премьер-министром). Потом, после смерти Сталина, Молотов проиграл стратегическую схватку с Хрущевым, попал в опалу, и в литературе к названию М-1 стали прибавлять приписку ГАЗ, чтобы поумерить культ личности. На первый взгляд, схема получения отечественного автомобиля в случае с «Эмкой» была точно такой же, как с ГАЗ-А. За прототип снова взят американский Ford, на сей раз – Model B. И снова – слегка устаревший: сделку оформили в 1934 году, когда в США машина уже доживала свой век на конвейере.


Но на самом деле за какие-то пять лет советская автопромышленность сделала огромный скачок вперед. Можно со всей уверенностью сказать, что М-1 был более совершенным, чем его предок из США. Силовой агрегат остался неизменным – в середине 30-х в СССР еще толком не умели конструировать моторы и коробки передач. А вот адаптация ходовой части к нашим дорогам, которые 80 лет назад были много хуже, чем сейчас, являлась уже вполне посильной задачей. У М-1 была усилена подвеска, рулевое управление и тормоза, а мотор не жестко прикручивался к раме, а крепился через эластичные подвесы. Все это позволяло эксплуатировать автомобиль в достаточно суровых условиях и «убивать» его гораздо медленнее.

Представительские автомобили: ЗИС-101 против Mercedes-Benz 770K



Параллельно с официальными переговорами о покупке оборудования и чертежей СССР занимались и самым настоящим промышленным шпионажем. В частности – закупали иномарки, разбирали их и пытались сделать что-то подобное своими руками на собственном оборудовании. По теперь уже неясной причине автомобиль для высших чинов решили делать именно таким, «пиратским» способом, причем за основу взяли автомобиль, как бы мы сейчас сказали, бизнес-класса – Buick 32-90. То ли технологии выпуска представительских, а не массовых машин, американцы продавать не хотели, то ли Сталину и его ближнему окружению хотелось пользоваться чем-то по-настоящему своим… В общем, ЗИС-101 – это продукт нелицензионного копирования. Все началось с экспериментального автомобиля Л-1, который как раз был очень близкой копией «Бьюика» — его собирали в Ленинграде на Кировском заводе с 1932 по 33 год. Можно, конечно, посмеяться над конструкторами: копия получилась так себе, и до Москвы для участия в первомайском параде доехали не все машины из опытной партии – многие сломались по дороге. Но вдумайтесь! Всего один год на копирование, и уже сам факт того, что автомобили поехали своим ходом, говорит о мастерстве инженеров и их воле к победе. А ведь Buick 32-90 – это далеко не утилитарный Ford Model B, это технологически весьма сложный продукт. По-видимому, в министерствах не вполне отчетливо осознавали, что без опыта довольно сложно сделать копию с рядного восьмицилиндрового двигателя с двухкамерным карбюратором и диафрагменным бензонасосом, а также сделать такое же автоматическое сцепление для МКПП… Так или иначе, но Л-1 остался прототипом, всю документацию в 1933-м передали в Москву на завод ЗИС, а Кировский завод занялся танками.

Еще три года понадобилось москвичам, чтобы довести «псевдобьюик» до ума. Это означало тотальную модернизацию всего: кузов с деревянным каркасом заказали в американском ателье Budd, а сами хорошенько поработали над силовым агрегатом и прочим оборудованием. Получился весьма современный, по тем меркам, автомобиль: с синхронизированной (кроме первой передачи) коробкой, термостатом, «печкой», радио и даже вакуумными усилителями привода сцепления и тормозов. Но если брать западные аналоги, то понимаешь, насколько вперед ушли в 30-е годы те же немцы. Mercedes-Benz 770, на котором ездили все будущие противники Сталина — Гитлер, Маннергейм и император Хирохито, был способен «уделать» советский ЗИС по всем статьям. Его мотор (тоже рядная «восьмерка») объемом 7,7 литров опционально оснащался механическим нагнетателем Рутса и выдавал 200 л.с. против 110 л.с. у ЗИС-101. В скоростных заездах эти лимузины не соревновались (в отличие от их хозяев), но итог, боюсь, предсказать несложно. Очевидно, что технологически автомобили представительского класса в Европе и США были на целое поколение современнее советских.


Экспериментальные машины: ГАЗ-А Аэро против Cord 812 и Citroen Traction Avant

Глядя на типичные автомобили 30-х, нельзя не приметить, насколько они все угловатые. Меж тем, еще в 20-х годах конструкторы поняли, что эта угловатость оборачивается большим сопротивлением набегающему воздуху, а значит – способствует повышенному расходу топлива и замедляет разгон. Советский конструктор Алексей Никитин был пионером аэродинамических автомобилей в СССР. В 1932 году он получил для своих экспериментов «свежий» серийный ГАЗ-А и приступил к созданию нового кузова для него. Кузов получился уникально обтекаемым: за основу была взята форма капли воды, а коэффициент лобового сопротивления составил 0,175 (для сравнения, у современного Mercedes AMG GT – 0,365). Но доработкой кузова дело не ограничилось: на «фордовский» мотор Никитин установил передовую по тем временам алюминиевую головку блока цилиндров и «разогнал» отдачу с 39 до 48 л.с. Максимальная скорость, при этом, составила внушительные 106 км/ч.


Что удивительно, Никитина не расстреляли в эпоху репрессий, но его разработки в серию не пошли. Примерно до конца 30-х он пытался развивать свой ходовой прототип, а затем переключился на более актуальные для той эпохи танковые шасси, чем успешно и занимался до конца жизни. Надо сказать, что Алексей Никитин в целом был в мировом тренде. В то же самое время, пока он в недрах Московского авиационного института работал над силуэтом своего «Аэро», Chrysler вовсю испытывал свои новые модели в аэродинамической трубе. В том же 1934 году вышел футурический Chrysler Airflow. Он не снискал рыночного успеха, но аэродинамические очертания получили несколько более поздних машин конкурентов: Ford V8 и Lincoln Zephyr в США, а также во Франции, а к концу 30-х угловатые очертания стали признаком консерватизма.

Lincoln Zephyr и Chrysler Airflow


Но для понимания того, насколько СССР был далек от технического авангарда той эпохи, стоит взглянуть на две другие машины. Американский Cord 812 1937 года имел передний привод, полуавтоматическое сцепление и мотор с нагнетателем, электрические дворники, тахометр, а также потрясающий дизайн со спрятанными «заподлицо» фарами. Впрочем, чрезмерная прогрессивность сыграла с «Кордом» злую шутку, и он был выпущен смехотворным тиражом 1900 штук, пока производство не закрылось в 1940-м.



Зато второй «пионер», французский Citroen Traction Avant, на популярность не жаловался – он выпускался (с перерывом на войну) с 1934 по 1953 год. Французы оставались верны атмосферным моторам и механическим коробкам, зато внедрили несущий кузов, опять-таки передний привод, а также независимую переднюю подвеску. В общем, в конце 30-х СССР был весьма далек от технологического лидерства, хотя демонстрировал и неплохие успехи в дисциплине «догонятельства». Но задумайтесь: советскому человеку ни к чему были все эти наддувы и хорошая управляемость переднего привода. Люди просто выживали, и задачи соревноваться с конкурентами ради того, чтобы предоставить потребителю самый лучший продукт, у советских предприятий не было. Что и предопределило судьбу перспективных разработок: передний привод на наших авто появился в начале 80-х, роботизированная коробка пошла в серию только летом 2014-го, а наддувных бензиновых моторов нет и не предвидится.

Внедорожники: ГАЗ-61 против Kubelwagen

Здесь те, кто душой болеет за отечественный автопром, начинают потирать руки: ну, по части бездорожья советским инженерам уж точно нет равных! Мы недавно писали про легенды отечественной оффроуд-техники: армейский УАЗ, «Буханку», а также вездеходы КБ Грачева: «Синюю птицу» и ЗИЛ-167Э. Но все это будет нескоро… А в 30-е годы опыта создания внедорожников еще не было, но все-таки стоит отдать должное нашим конструкторам: в 1938 году был готов опытный открытый штабной автомобиль ГАЗ-61, являвшийся, по сути, полноприводной версией «Эмки». Разработчиком модели был молодой Виталий Грачев, которому впоследствии суждено было стать «отцом» массы эпичных отечественных вездеходов.

Фото с испытаний Газ 61-40 машина показала феноменальную проходимость.



Вот это действительно был локальный прорыв: ГАЗ-61 стал первым в мире комфортабельным внедорожником. Можно сказать – дальним предком современных Range Rover и Toyota Land Cruiser. Он появился на два года раньше, чем American Bantam BRC40 – первый армейский «джип», созданный компанией American Bantam по заказу Минобороны США. Что же до немецкого Kubelwagen на базе «Жука», который также был готов к 1938 году, то он был моноприводным (хотя и с самоблокирующимся дифференциалом).

Поздний вариант полноприводной "Эмки" Газ 61-73


Что в итоге?

Как я уже говорил, характеристики автомобилей зависят исключительно от того, какие машины нужны населению и в каких экономических условиях происходит их производство. Твердая рука Сталина, коммунистическая идеология и надвигающаяся Вторая Мировая, с одной стороны, дали мощный толчок развитию технологий, а с другой – сузили простор конструкторской мысли. Можно было бы сказать, что коммунисты подписали автопрому приговор… Но у него еще были шансы, и о них мы расскажем в следующих частях нашей «сравнительной саги».

<a href="http://polldaddy.com/poll/8592572/">Если бы не Сталин и война, каким бы был наш автопром в то время?</a>


Читайте также:


Советские автомобили 1930-40-х годов: picturehistory — LiveJournal

Набор открыток посвящённый советским автомобилям 1930-40х годов, выпущенный издательством "Планета" в 1984 году. Сопроводительный текст - известнейшего советского автоисторика, журналиста, инженера-конструктора, популяризатора движения ретро-авто - Льва Михайловича Шугурова.

1. Л-1. Легковой автомобиль и опытной партии 1933 года завода "Красный путиловец". Первая отечественная машина высшего класса с 8-ми цилиндровым двигателем, дистанционным управлением сопротивления амортизаторов. Фото Д.Сотова

крупнее


2. ГАЗ-03-30 (1933-1948). Массовый советский автобус. Фото Н.Добровольского

крупнее

3. ЛК-1 (1933-1935). Первый советский троллейбус

крупнее

4. ЯС-1 (1935-1936). Первый советский самосвал серийного производства. Фото В.Довгялло

крупнее

5. ГАЗ-М1 (1936-1943). Легковой автомобиль. Фото Е.Прочко

крупнее

6. ЗИС-8 (1934-1936). Городской автобус.

крупнее

7. ЗИС-101 (1937-1939). Первый советский серийный легковой автомобиль высшего класса

крупнее

8. ЗИС-16 (1938-1941). Автобус для больших городов

крупнее

9. ЯТБ-3 (1938-1939). Первый советский двухэтажный троллейбус

крупнее

10. ГАЗ-415 (1939-1941). Пикап. Фото Н.Добровольского

крупнее

11. ГЛ-1 (1940). Гоночный автомобиль. Фото Н.Добровольского

крупнее

12. ЗИС-101А-Спорт (1939). Первый советский спортивный автомобиль. Фото В.Довгялло

крупнее

13. КИМ-10-50 (1941). Малолитражный автомобиль. Фото И.Сошина

крупнее

14. ГАЗ-410. Легкий самосвал. Фото Н.Добровольского

крупнее

Советские автомобили 1930-40-х годов: vakin — LiveJournal


Набор открыток посвящённый советским автомобилям 1930-40-х годов, выпущенный издательством "Планета" в 1984 году. Сопроводительный текст - известнейшего советского автоисторика, журналиста, инженера-конструктора, популяризатора движения ретро-авто - Льва Михайловича Шугурова.

1. Л-1. Легковой автомобиль и опытной партии 1933 года завода "Красный путиловец". Первая отечественная машина высшего класса с 8-ми цилиндровым двигателем, дистанционным управлением сопротивления амортизаторов.
Фото Д. Сотова

Кликабельно


2. ГАЗ-03-30 (1933-1948). Массовый советский автобус.
Фото Н. Добровольского

Кликабельно

3. ЛК-1 (1933-1935). Первый советский троллейбус

Кликабельно

4. ЯС-1 (1935-1936). Первый советский самосвал серийного производства.
Фото В. Довгялло

Кликабельно

5. ГАЗ-М1 (1936-1943). Легковой автомобиль.
Фото Е. Прочко

Кликабельно

6. ЗИС-8 (1934-1936). Городской автобус.

Кликабельно

7. ЗИС-101 (1937-1939). Первый советский серийный легковой автомобиль высшего класса

Кликабельно

8. ЗИС-16 (1938-1941). Автобус для больших городов

крупнее

9. ЯТБ-3 (1938-1939). Первый советский двухэтажный троллейбус

Кликабельно

10. ГАЗ-415 (1939-1941). Пикап.
Фото Н. Добровольского

Кликабельно

11. ГЛ-1 (1940). Гоночный автомобиль.
Фото Н. Добровольского

Кликабельно

12. ЗИС-101А-Спорт (1939). Первый советский спортивный автомобиль.
Фото В. Довгялло

Кликабельно

13. КИМ-10-50 (1941). Малолитражный автомобиль.
Фото И. Сошина

Кликабельно

14. ГАЗ-410. Легкий самосвал.
Фото Н. Добровольского

Кликабельно


Советские автомобили 1930-40-х годов - Calendulae — LiveJournal

Набор открыток посвящённый советским автомобилям 1930-40х годов, выпущенный издательством "Планета" в 1984 году. Сопроводительный текст - известнейшего советского автоисторика, журналиста, инженера-конструктора, популяризатора движения ретро-авто - Льва Михайловича Шугурова.

1. Л-1. Легковой автомобиль и опытной партии 1933 года завода "Красный путиловец". Первая отечественная машина высшего класса с 8-ми цилиндровым двигателем, дистанционным управлением сопротивления амортизаторов. Фото Д.Сотова

крупнее


2. ГАЗ-03-30 (1933-1948). Массовый советский автобус. Фото Н.Добровольского

крупнее

3. ЛК-1 (1933-1935). Первый советский троллейбус

крупнее

4. ЯС-1 (1935-1936). Первый советский самосвал серийного производства. Фото В.Довгялло

крупнее

5. ГАЗ-М1 (1936-1943). Легковой автомобиль. Фото Е.Прочко

крупнее

6. ЗИС-8 (1934-1936). Городской автобус.

крупнее

7. ЗИС-101 (1937-1939). Первый советский серийный легковой автомобиль высшего класса

крупнее

8. ЗИС-16 (1938-1941). Автобус для больших городов

крупнее

9. ЯТБ-3 (1938-1939). Первый советский двухэтажный троллейбус

крупнее

10. ГАЗ-415 (1939-1941). Пикап. Фото Н.Добровольского

крупнее

11. ГЛ-1 (1940). Гоночный автомобиль. Фото Н.Добровольского

крупнее

12. ЗИС-101А-Спорт (1939). Первый советский спортивный автомобиль. Фото В.Довгялло

крупнее

13. КИМ-10-50 (1941). Малолитражный автомобиль. Фото И.Сошина

крупнее

14. ГАЗ-410. Легкий самосвал. Фото Н.Добровольского

крупнее

Aritusama › Блог › Cadillac V-16 (1930-40) – самый успешный 16-цилиндровый автомобиль в истории

1930 год был одним из важнейших в истории Cadillac. Марка первой в мире представила серийную машину с двигателем V-16. А через несколько месяцев Cadillac выпустили еще и V-12, тем самым расширив ассортимент аж до четырех конфигураций: Cadillac V-16, V-12, V-8 и LaSalle V-8 – невиданная линейка для премиум-класса в те годы. Из всех мировых автопроизводителей, только Marmon тоже смогли довести свой V16 до серийного производства, собрав в 1931-33 годах 390 машин. И если даже посчитать все прототипы американских и европейских фирм (Maserati, Marmon, Peerless, Auto Union, Alfa Romeo, BRM, BMW, Rolls-Royce), "нечестные V16" у Cizeta Moroder и Bugatti Veyron, вообще все гоночные и серийные 16-цилиндровые моторы, то их вместе взятых в мире за всю историю будет меньше, чем 4386 экземпляров двух разных типов Cadillac V-16, произведенных в период с 1930 по 1940 год! И это достижение, скорее всего, уже навсегда останется принадлежать Cadillac.

Полный размер

С самого создания марки Cadillac строили впечатляющие престижные автомобили, особенно запоминающиеся сочетанием инженерных инноваций с высоким качеством изготовления. Они не были самыми большими или самыми дорогими в стране, но обеспечивали достойные динамические характеристики и славились надежностью. В 1925 году президентом Cadillac стал Лоуренс Фишер, один из семи братьев, основавших кузовостроительную компанию Fisher Body. И уже через год он смог убедить главу General Motors Альфреда П. Слоана, что Cadillac должен также создать более крупную и дорогую модель для конкуренции с флагманами других марок. Работы под руководством главного инженера Эрнеста Сихольма велись в тайне – младший персонал и сторонние поставщики вообще считали, что Cadillac помогает в разработке какому-то другому подразделению корпорации, потому что многие документы и чертежи маркировались словом «автобус».

Разработка

Создание двигателя поручили Оуэну Нэкеру – инженеру, который пришел в Cadillac в марте 1927 года из Marmon уже после того, как компания Говарда Мармона начала разрабатывать V16. Поскольку Cadillac амбициозно намеревались представить миру самый впечатляющий двигатель, на разработку не жалели средств и не искали компромиссов в конструкции. К тому времени Cadillac уже более полутора десятилетий разрабатывали исключительно V-образные двигатели, будучи пионером отрасли по внедрению V8. При запланированном объеме свыше 7 литров, применять V8 было нецелесообразно, но, хотя очевидным следующим шагом был V12, Нэкер предложил V16 и ради его технических преимуществ, и для маркетингового превосходства над конкурентами, и потому, что знал про планы Marmon.

У V16 возможны только две схемы, с развалом блока 45 градусов или 135 градусов. Cadillac выбрали первый вариант. В остальном конструкция фактически, объединяла одним коленвалом, одним распредвалом и одним трамблером два рядных восьмицилиндровых двигателя. Раздельными были катушки зажигания, карбюраторы, впускные коллекторы, топливные системы от бака, выхлоп от коллекторов… Более того, каждая половина была вполне сбалансирована и, при желании, могла вообще работать самостоятельно, пока оставшиеся 8 цилиндров просто качают воздух.

Полный размер

Двигатель Cadillac V-16 (1930)

На то время головы блока с верхним расположением клапанов еще не были типичны для автомобильной индустрии, но Cadillac применили именно эту, ныне классическую схему OHV. Исследовательская лаборатория General Motors впервые в мире предложила серийно использовать гидравлические толкатели клапанов, в сочетании с конструкцией V-16 позволявшие сделать их работу практически бесшумной настолько, что двигатели прошли суровую проверку: на холостых оборотах положено было слышать только искру! Вообще, даже с учетом пристального внимания Слоана, Фишера и других руководителей, часто лично контролировавших процесс создания V-16, от первых чертежей до готового продукта двигатель почти не менялся, что говорит о продуманности и надежности конструкции. Тем не менее, программа разработки и тестирования длилась три года и лишь 10 декабря 1929 года Лоуренс Фишер написал дилерам Cadillac-LaSalle о новинке, предлагая уведомить и потенциальных клиентов.

Полный размер

Параллельно шли работы над другими элементами автомобиля. Шасси разратывалось самими Cadillac, хотя, за вычетом более длинной колесной базы (3759 мм вместо 3556 мм у V8), было аналогично другим моделям – даже 3-ступенчатая трансмиссия и сцепление применялись те же, что и на V-8. Создание кузова поручили входившей в состав GM престижной кузовостроительной компании Fleetwood под руководством Эрнеста Шеберы, но дизайном занималось новое подразделение GM Art & Colour во главе с Харли Эрлом. Их чертежи передавались Fleetwood для воплощения в жизнь и, затем, готовый кузов устанавливался на собранное шасси. Интересно, что над внешним видом двигателя тоже поработали отдельно, так что фотография снятого V-16 даже использовалась в рекламе. Все это происходило в режиме секретности, невиданной тогда в отрасли и, благодаря тому, что все работы происходили внутри General Motors, информацию об автомобиле удалось сохранить в тайне вплоть до первого показа предсерийных V-16 на Нью-Йоркском автосалоне 4 я

ЗИС-101А-Спорт — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

ЗИС-Спорт — спортивный автомобиль, выпущенный в одном экземпляре на заводе ЗИС в городе Москве. Создан на шасси ЗИС-101. Согласно чертежам, назывался именно «ЗИС-Спорт». Распространенное название ЗИС-101А-Спорт является, таким образом, неофициальным.

Спортивную версию модели ЗИС-101 по собственной инициативе спроектировала группа молодых инженеров из КБ экспериментального цеха ЗИС: Анатолий Пухалин (общая проработка, передняя подвеска. В это время он заканчивал вечерний факультет МАДИ и темой его дипломной работы был «Скоростной автомобиль»), Владимир Кременецкий (задний мост), Николай Викторович Пульманов (форсировка двигателя ЗИС-101). Дизайнер — Валентин Ростков. Опытный образец появился благодаря тому, что молодым инженерам в 1938 году удалось внести автомобиль в список «подарков Матери-Родине» к 20-летию Комсомола. На XVII Московской Партконференции в 1939 году автомобиль был представлен наркомом среднего машиностроения И. А. Лихачевым и получил одобрение Сталина и Кагановича.

В 2012 году в Крокус-Экспо на 20-й Олдтаймер-Галерее Ильи Сорокина был впервые показан воссозданный по сохранившимся чертежам и фотографиям спорткар под названием «ЗИС-101А „Спорт“». Реплика построена реставрационным центром «Молотов-гараж». Оригинальный автомобиль предположительно утрачен во время войны, т. к. его не вывезли при эвакуации автозавода[источник не указан 432 дня].

На автомобиль установили восьмицилиндровый двигатель ЗИС-101 с увеличенными степенью сжатия, рабочим объёмом (до 6060 см³) и мощностью (до 141 л. с. при 3300 об/мин), впервые применён карбюратор с падающим потоком, кованые из алюминиевого сплава шатуны, работающие по шейкам коленчатого вала без вкладышей. В подвеске применили стабилизаторы поперечной устойчивости. Впервые в СССР применена гипоидная главная передача. Проектная скорость автомобиля была 180 км/ч, на испытаниях ЗИС-Спорт показал 164,7 км/ч.

  • Подвеска передняя зависимая, на продольных рессорах
  • Подвеска задняя зависимая, на продольных рессорах
  • Тормоза механические, барабанные, с вакуумным усилителем
  • Электрооборудование 6 В
  • Размер шин 7,50—17
  • Канунников С. В. Отечественные легковые автомобили. 1896—2000 гг.. — М.: ООО «Книжное издательство „За рулём“», 2007. — 496 с: ил.
  • История московского автозавода имени И. А. Лихачева — М.: Мысль, 1966 г.

Автомобильная промышленность СССР — Википедия

Автомобильная промышленность СССР — отрасль промышленности СССР.

Первый полностью советский автомобиль АМО-Ф-15 был произведен заводом АМО в 1924 году. С этого момента начинается развитие советского автомобилестроения. В 1931—1933 предприятие АМО было реконструировано и, переименованное в ЗИС, выпускало грузовики по лицензии американской фирмы Autocar, а в Нижнем Новгороде (позже Горький) в 1930—1932 было построено предприятие НАЗ (ГАЗ), выпускавшее легковые и грузовые автомобили по лицензии фирмы Ford Motor. Оба предприятия, построенные в ходе индустриализации, стали основой национального автомобилестроения и вместе с менее крупными предприятиями (Первый автосборочный, позже ГЗА (Нижний Новгород/Горький), ЯГАЗ — бывший «Лебедев» (Ярославль), КИМ (Москва) и т. д.) обеспечили к 1938 году выход СССР на первое место в Европе и второе в мире по выпуску грузовиков[источник не указан 1177 дней].

До Великой Отечественной войны автомобильная промышленность СССР произвела свыше 1 млн автомобилей, значительная часть которых поступила в РККА.

Производство автомобилей по годам (тыс. шт.)
Годы Автомобилей всего В том числе легковых
1940 145,4 5,5
1945 74,7 5,0
1947 133,0 9,6
1950 362,9 64,6
1955 445,3 107,8
1958 511,1 122,2
1960 523,6 138,8
1965 616,3 201,2
1970 916,1 344,3
1975 1 963,9 1 201,2
1980 2 199 1 327
1985 2 247,5 1 332,3
1990 2 039,6 1 260,2

Во время Великой Отечественной войны автозавод ЗИС был эвакуирован в тыл, где на базе его оборудования были созданы новые автомобилестроительные предприятия УльЗИС и УралЗИС (ныне УАЗ и АЗ Урал). В годы войны получила распространение сборка автомобилей из машинокомплектов, поставлявшихся по ленд-лизу.

В 1950—70-х развитие советского автомобилестроения продолжалось экстенсивными методами, причём до начала 70-х основной приоритет отдавался грузовым автомобилям, в частности, армейским многоосным тягачам и полноприводным грузовикам двойного назначения.

Массовая автомобилизация СССР началась со строительством Италией под ключ в 1966—1970 годах Волжского автомобильного завода (ВАЗ) в Тольятти и развёртыванием массового выпуска на его мощностях (первоначально 660 тысяч автомобилей в год, а с 80-х — 730 тысяч) легковых автомобилей марок Жигули и Нива (первых массовых комфортабельных безрамных полноприводных внедорожников, что стало достаточно передовым и для Европы). Также с нуля появилось достаточно крупное производство легковых автомобилей ИжАвто, выпускавшее преимущественно Иж-2125 с новым типом кузова хэтчбек.

В 1976 в строй вошёл крупнейший в Европе завод грузовых автомобилей КамАЗ, строительство которого было начато в 1969. Годовая мощность предприятия была рассчитана на выпуск 150 тысяч грузовиков и 250 тысяч дизельных моторов. С его вводом доля дизельных автомобилей в грузовом парке СССР возросла с 7—8 % до 25 %. Было положено начало дизелизации ряда других советских автомарок: ЗИЛ, УралАЗ, КАЗ, ЛАЗ, ЛиАЗ.

К 1980-м годам советское автомобилестроение добилось очевидных успехов в массовом производстве: по общему производству (по 2,2 млн в 1985 и 1986 годах) СССР занял пятое место в мире (уступая только Японии, США, ФРГ, Франции), по производству грузовиков — третье место, по производству автобусов — первое. Однако одновременно стали проявляться кризисные явления, типичные для эпохи застоя: фактически прекратился рост производства легковых автомобилей (стабилизировался на 1,3 млн в год), при этом их доля составила немного более половины от всего автопроизводства (что намного меньше чем в развитых странах), чрезмерно затягивались НИОКР, оставалось низким качество комплектующих и сборки, сохранялся устойчивый дефицит запчастей. Однако в это десятилетие были освоены принципиально новые переднеприводные легковые модели с кузовами хэтчбек: ВАЗ-2108 «Спутник», Москвич-2141 «Алеко», ВАЗ-1111 «Ока» и ЗАЗ-1102 «Таврия» и подготовлено массовое производство дизельных среднетоннажных грузовиков ГАЗ-4301 и ЗИЛ-4331 и автобусов ЛиАЗ-5256 и ЛАЗ-4202.

С распадом СССР в 1991 году, советское автомобилестроение, сконцентрированное преимущественно в России, Белоруссии и на Украине, распалось на национальные автомобильные промышленности, судьба которых сложилась по-разному.

Автобусы

Одни из первых советских автобусов строились начиная со второй половины 20-х годов на базе грузовых автомобилей АМО-Ф-15 и Я-6. В связи с большой нехваткой пассажирских автобусов Советское правительство прибегло к их импорту. В СССР 20-х годов работали автобусы производителей Великобритании, Германии, Австрии и Италии. Кроме этого в крупных городах страны местные предприятия освоили выпуск автобусных кузовов устанавливая их на различные шасси грузовых автомобилей, в том числе и импортных. Начиная с 30-х годов производителем автобусов в СССР становится АМО (с 1933 года ЗИС). Появляются такие модели автобусов как АМО-4, ЗИС-8, ЗИС-16. В 1932 году выпущен первый в СССР трехосный автобус ЯА-2. В это же время мастерские городов-курортов осваивают автобусы с открытыми кузовами типа "Шарабан". Для них активно используют как импортные, так и отечественные шасси. С 1933 года завод "Гудок Октября" осваивает автобусы на базе грузовых автомобилей ГАЗ-АА. Во второй половине 30-х начинаются первые попытки создания автобусов вагонной компоновки их яркими образцами становятся опытные автобусы НИИГТ и НАТИ-А. Однако, серийное производство таких автобусов в СССР откладывается, в том числе и в связи с началом Великой Отечественной войны. В первые послевоенные годы производство автобусов сконцентрировано в Москве (ЗИС) и Горьком (ГЗА). Московский автомобильный завод имени Сталина в 1947 году начинается производство нового городского автобуса дизель-электрического ЗИС-154 с кузовом вагонной компоновки. Горьковский завод автобусов с 1949 года осваивает выпуск капотного автобуса ГЗА-651 на шасси нового грузовика ГАЗ-51. Фактически, этому автобусу, за его почти четверть вековую историю предстоит стать одним из самых массовых, пройти выпуск на трех заводах, а также сохраниться в виде многочисленных копий выпускаемых различными ведомственными предприятиями вплоть до 90-х годов, не всегда относящимися к Минавтопрому. Кроме главных производителей автобусов, в СССР 40-50-х годов свои автобусы для местных нужд осваивают и другие производители. Выпуск собственных автобусов начинается в Ленинграде на авторемонтных предприятиях АТУЛа (Ленинградского автотранспортного управления Ленгорисполкома), в Каунасе (Литовская ССР), в Тарту (Эстонская ССР), в Риге (Латвийская ССР). А на Борисовском авторемонтном завод в Беларуси в 1953 году представлен один из первых в СССР автобусов малой вместимости вагонной компоновки, фактически родоначальник будущих автобусов ПАЗ. В 1949 году городской автобус ЗИС-154 уступает место новому более скромному автобусу ЗИС-155. Производство автобусов малой вместимости с Горьковского завода автобусов переносится в город Павлово-на-Оке на новый Павловский автобусный завод, таким образом появляется новая марка автобуса ПАЗ. В начале 50-х годов встает вопрос о создании специализированного автобуса для междугороднего сообщения. Этой работой было поручено заняться заводу ЗИС. В 1955 году он начинает производство такого автобуса ЗИС-127, который по достоинству можно было назвать одним из самых красивых и комфортабельных советских автобусов. В это же время предприятия в Риге и Тарту осваивают производство автобусов малой вместимости с вагонной компоновки кузова РАФ-251 и ТА-6. В 1958 году к ним присоединяется ПАЗ представив свою новую модель ПАЗ-652. В середине 50-х во Львове начинается реконструкция и расширение завода ранее выпускавшего автолавки, автокраны и автомобильные прицепы для будущего производства автобусов получивших марку ЛАЗ. Первоначально собирались перенести туда производство автобусов ЗИС-155, однако группа конструкторов во главе с В.В. Осепчуговым знакомясь с опытом зарубежных автобусных производителей (Mercedes-Benz и Deutz) создают принципиально новую линейку автобусов ЛАЗ - пригородных и туристических машин способных обслуживать так же междугородные маршруты. Их производство на новом Львовском автобусном заводе начинается с 1956 года. Завод имени Сталина, в это время уже Завод имени Лихачева (ЗИЛ) прекращает производство автобусов ЗИС-155 и начинает выпуск автобусов ЗИЛ-158, которые являются более совершенным продолжением предыдущей модели. В конце 50-х годов в связи с началом компании по специализации автомобильных производств, появляются новые автобусные заводы. Так, производство капотных автобусов из Павлово-на-Оке переносится в Курган (КАвЗ). Производство городских автобусов из Москвы переводят в Ликино-Дулево (ЛиАЗ). Рижская автобусная фабрика (РАФ) начинает производство первых в СССР микроавтобусов. Параллельно с этим десятки различных предприятий по стране осваивают производство автобусов на шасси грузовых автомобилей, (прежде всего ГАЗ-51) для нужд различных организаций. Как правило это автобусы малой вместимости. Такие автобусы начинают строить в Чернигове, Краснодаре, Первомайском, Риге, Тарту, Ленинобад-30, а также за пределами СССР в ГДР, для нужд советских войск в Германии. В 1966 году во Львове создано Головное союзное конструкторское бюро по автобусам (ГСКБ) позже переименованное в во Всесоюзный конструкторско-экспериментальный институт автобусостроения (ВКЭИ). Этот институт стал основным проектировщиком перспективных моделей автобусов для советских предприятий.

Микроавтобусы

Фактически единственным советским производителем микроавтобусов был РАФ, не считая импортных «Nysa» и «Żuk», а также полноприводного УАЗ-452В который выпускался на Ульяновском автозаводе в относительно небольшом количество и в основном поставлялся на экспорт.

Троллейбусы
Грузовики

ГАЗ-А — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

ГАЗ-А
Производитель ГАЗ
Годы производства 1932—1936
Сборка

ГАЗ (Горький, СССР),

КИМ (Москва, СССР)
Тип кузова 4‑дв. фаэтон (5‑мест.), 4‑дв. седан (5‑мест.), 2‑дв. пикап (2‑мест.), рамные
Компоновка переднемоторная, заднеприводная
Колёсная формула 4 × 2
ГАЗ-А
Производитель ГАЗ
Тип Бензиновый
Объём 3 285 см3
Максимальная мощность 40 л. с., при 2 200 об/мин
Максимальный крутящий момент 15,5 кгс/м Н·м
Конфигурация рядный, 4-цилиндр.
Цилиндров 4
Клапанов 8
Макс. скорость 113
Разгон до 100 км/ч 38 с до 80 км/ч
Расход топлива при смешанном цикле 12,0
Диаметр цилиндра 98,43 мм
Ход поршня 107,95 мм
Степень сжатия 4,2
Охлаждение жидкостное
Клапанной механизм SV
Материал блока цилиндров чугун
Тактность (число тактов) 4
Порядок работы цилиндров 1-2-4-3
механическая 3-ступенчатая
Длина 3790 мм
Ширина 1710 мм
Высота 1788 мм
Клиренс 205 мм
Колёсная база 2630 мм
Колея задняя 1420 мм
Колея передняя 1405 мм
Масса 1080 кг
Связанные Ford Model A
Объём бака 40 л
 Медиафайлы на Викискладе
ГАЗ-А (слева) и Ford model A ранней модели (справа) во Владивостокском музее автомотостарины

ГАЗ-А — советский автомобиль среднего класса с открытым 5-местным 4-дверным кузовом типа фаэтон. Лицензионная копия автомобиля Ford-A, оборудование и документация на производство которого были куплены советским правительством в США в 1929 году у Ford Motor Company.[1][2]

Первый советский легковой автомобиль массовой конвейерной сборки. Выпускался с 1932 по 1936 год на Горьковском автомобильном заводе и с 1933 по 1935 год на московском заводе КИМ. Первые две машины были собраны 8 декабря 1932 года. Всего было выпущено 41 917 машин.[3]

Первой легковой моделью Горьковского автомобильного завода, точно так же[источник не указан 235 дней] как впоследствии и у ВАЗа, стала лицензионная копия. В 1929 г. СССР купил у американского концерна Ford документы и оборудование на выпуск модели Ford Model A, которая уже пару лет производилась в США. Однако Советский Союз смог наладить сборку автомобиля на предприятии в Горьком лишь к 1932-му, когда американцы уже почти как год не выпускали Ford A[4][неавторитетный источник?].

ГАЗ-А в целом соответствовал Ford Model A Standard Phaeton (код кузова 35B) в модернизированном варианте 1930—31 модельных годов (ближе всего к варианту, выпускавшемуся после октября 1930 года, когда произошёл переход к цельным грязевым щиткам над подножками, и до мая 1931, когда была изменена конструкция системы питания двигателя, с переносом колбы фильтра грубой очистки топлива на карбюратор, а топливного крана — из салона в подкапотное пространство, что устранило унаследованный ГАЗ-А дефект, связанный с подтеканием бензина в салон через изношенный краник), хотя и с целым рядом незначительных изменений.

Внешне от фордовского оригинала он отличался в первую очередь оформлением передка: на советском автомобиле использовалась имеющая упрощённую форму и отделку маска радиатора без декоративной решётки, унифицированная с грузовым Ford AA / ГАЗ-АА.

Краткое описание конструкции:

  • Конструкция автомобиля рамная, рама из двух лонжеронов, связанных поперечными балками.
  • Сцепление — однодисковое, сухое.
  • Коробка передач — трёхступенчатая, три скорости вперёд и одна — назад.
  • Главная передача на задний мост — пара конических шестерён со спиральными зубьями. Передаточное число главной передачи — 3,77[5].
  • Подвеска и передней, и задней оси — зависимая, на поперечных рессорах, с 4 гидравлическими амортизаторами коловратного типа одностороннего действия (роторные, системы Houdaille).
  • Шины — 5,50-19 дюймов, колёса с трёхрядными металлическими спицами.
  • Тормоза колодочные, с механическим приводом. Стояночный тормоз — ленточный, на заднюю ось.
  • Радиус поворота — 5,5 м

Модификации и специальные автомобили на базе ГАЗ-А[править | править код]

  • ГАЗ-3 и ГАЗ-6 («Пионер», «Фордор») — модификации на базе ГАЗ-А с закрытым четырёхдверным кузовом «седан». ГАЗ-6 изготавливался малыми партиями в 1934—1936 годах, ГАЗ-3 — представлял собой вариант специализированного такси на его базе. Это первый советский серийный легковой автомобиль с закрытым кузовом.[6]

Уже вскоре после того, как автомобили марки ГАЗ-А стали поступать потребителям, выяснилась малая пригодность открытого кузова «фаэтон» для эксплуатации даже в регионах с умеренным климатом, не говоря уже о северных. Особенно неудобны открытые автомобили без багажника оказались для работы в такси крупных городов, низкая их комфортабельность вызывала нарекания также и у сотрудников партийных и государственных органов, получивших ГАЗ-А в качестве служебных машин. В результате 21 августа 1933 года вышло постановление Совнаркома об обеспечении всех выпускаемых легковых автомобилей закрытыми кузовами.

Между тем, исполнение его в отношении ГАЗ-А оказалось далеко не простым делом, причём заключённый с американской стороной Договор о технической помощи помогал мало, поскольку сама фирма «Форд» на тот момент не занималась выпуском закрытых четырёхдверных кузовов, вместо этого заказывая их у сторонних кузовных ателье Murray и Briggs. В результате Горьковскому заводу пришлось разрабатывать закрытый кузов полностью самостоятельно, хотя и с оглядкой на Ford Model A Fordor Sedan (заводское обозначение 155/165) и, в особенности, двухдверный Tudor Sedan (55B), документация на который была передана вместе с чертежами фаэтона. Проектирование его было поручено конструктору Юрию Наумовичу Сорочкину.

За основу закрытого кузова была взята кабина от грузовика ГАЗ-АА, включая проём лобового стекла с козырьком и имевшие цельнометаллическую конструкцию двери. Задняя часть кузова была спроектирована по её образцу, причём крышу пришлось выполнить в виде деревянного каркаса с обтяжкой брезентом — технологические возможности завода ещё не позволяли штамповать металлические детали такого размера. Технология изготовления автомобиля вообще была полукустарной — так, из-за отсутствия штампов заднюю часть кузова сваривали из нескольких деталей, полученных выколоткой на деревянных оправках с использованием ручного пневмоинструмента и последующей подгонкой по месту. Это делало производство медленным и значительно увеличивало себестоимость автомобиля, что не позволило ему получить широкое распространение.

Первые семь автомобилей ГАЗ-6 были изготовлены в 1934 году. Впоследствии была налажен малосерийный выпуск силами экспериментального кузовного цеха ГАЗа, в ходе которого было собрано всего 60 автомобилей, большая часть из которых осталась в Горьком и работала в таксомоторных парках или государственных организациях в качестве служебных автомобилей.

Стоит отметить, что в США проблема сложности в производстве и более высокой себестоимости закрытого кузова решалась за счёт значительно повышенной относительно фаэтона розничной стоимости седана (Ford Model A Phaeton стоил порядка $500, Town Sedan — более $1000), то есть, издержки на более сложный производственный процесс оплачивались потребителем из своего кармана — причём, как уже указывалось, сам «Форд» не занимался производством закрытых кузовов, а заказывал их у своих партнёров.

  • ГАЗ-4 — модификация с грузопассажирским кузовом пикап грузоподъёмностью 500 кг. Автомобиль был оснащён кабиной от грузовика ГАЗ-АА, запасное колесо размещалось в нише на левом крыле. Грузовая платформа — 1,6 на 1,1 м. Выпускался в 1934—1936 годах. Выпущено свыше 10,5 тыс. (по некоторым данным, 10 648 шт.) пикапов ГАЗ-4.
  • ГАЗ-А-Аэро — опытный автомобиль с аэродинамически чистым обтекаемым кузовом на шасси ГАЗ-А. Создан в 1934 году инженером А. О. Никитиным.
  • ГАЗ-А-Аремкуз (оригинальное название ГАЗ-А-Лимузин) — специальная модификация для работы в такси, выпускалась на московском авторемонтно-кузовном заводе «Аремкуз» в 1934—1935 годах на основе шасси отходивших своё таксомоторов, поступавших для капитального ремонта. Автомобиль-такси оснащался закрытым кузовом с внутренней перегородкой, отделявшей водителя от пассажирского салона. В отличие от ГАЗ-3 и ГАЗ-6, имевших практически полностью металлический кузов, продукция «Аремкуза» имела композитный деревометаллический кузов, с деревянным каркасом и обшивкой из тонких металлических листов, менее прогрессивный, но более целесообразный для полукустарных условий производства на сравнительно небольшом предприятии. Существовало как минимум два отличающихся друг от друга варианта внешнего оформления, один из них имел оригинальную форму с покатой задней стенкой. Качество изготовления кузова было очень высоким, в частности, кузовные панели были подогнаны даже лучше, чем у заводских автомобилей. Длина модификации достигала 4 286 мм, высота — 1 720 мм, снаряженная масса — 1 350 кг. Выпущено около 500 штук.[7][8]
  • Такси — в 1936 году на ГАЗе был разработан специализированный таксомотор на базе ГАЗ-А. Отличался от базовой модели багажной решёткой на задней стенке кузова, переносом запасного колеса на левое переднее крыло, фонарём «Свободен». Серийно не производился.
  • На базе ГАЗ-А изготавливали несколько типов карет скорой помощи с оригинальным дизайном кузова, включая облицовку передка.
  • На шасси ГАЗ-А строились легкие бронеавтомобили Д-8 и Д-12.
  • В 1933—1934 гг. на основе ГАЗ-А были разработаны трехосные (ГАЗ-ТК, ГАЗ-АААА) и полугусеничная (ГАЗ-А-Кегресс) машины.
  • В 1935 г. в частях ВВС РККА испытывалась пожарная машина на базе ГАЗ-А, разработанная НАТИ, с водяным насосом и коробами для хранения пожарных рукавов.
  • ГАЗ-А был самым массовым штабным автомобилем Красной Армии 1930-х годов. На ГАЗ-А монтировалась, в частности, коротковолновая штабная радиостанция 5-АК[9].
  • Есть городская легенда, что в Ленинграде и Москве эксплуатация ГАЗ-А была запрещена после 1936 года, а малочисленным автовладельцам предписывалось сдать ГАЗ-А государству и с доплатой приобрести новый ГАЗ-М-1, делалось это по причинам устаревшей конструкции ГАЗ-А к 1936 году и неблаговидности появления автомобиля старой конструкции в крупном городе[10].


Смотрите также